На главную. Эгоист generation.

  Эгоист generation - журнал для тех, кто себя любит.   №9 сентябрь 2006
    Я — ЭГОИСТ? Мнение известного человека об эгоизме и определение себя в нем… МОЕ ЗНАНИЕ — ТАЙНОЕ И ЯВНОЕ, скрытое во мне и окружающем меня мире… МОЙ ПУТЬ — это ЛЕСТНИЦА В НЕБО, к познанию божественного… МОЙ ДОМ, ПОД КРЫШЕЙ которого всегда есть место, где живут УМНЫЕ ВЕЩИ… МОЙ МИР — ПОХВАЛА МАНИИ людей, которые не потеряли ВКУС ЖИЗНИ, обладающие ИСКУССТВОМ ОДЕВАНИЯ, а так же тем, кто интересуется необычными автомобилями. ПО МАШИНАМ! МОЕ ЗДОРОВЬЕ поддерживают известные доктора своими необычными методами… МОЯ ДУША помогает мне открыть в себе ДРУГОЕ Я… МОЯ ЛЮБОВЬ всегда жаждет ИСПЫТАНИЯ новых ЧУВСТВ… МОЯ ЗЕМЛЯ тянет меня в путешествия на поиски неизведанных земель. Так где же он находится — ПУП ЗЕМЛИ? МОЙ БИЗНЕС основывается на моем ЭГОЦЕНТРИЗМЕ, а иначе как повысить КОЭФФИЦИЕНТ УСПЕХА? МОИ ЛЮДИ — ВЕЛИКИЕ ЭГОИСТЫ, НЕ ОТ МИРА СЕГО. Их ЖИЗНЬ И СУДЬБА дарят мне целую СТРАНУ СОВЕТОВ… МОЕ НЕБО становится ближе с каждым ГОРОСКОПОМ…
   



  Моя земля. Пуп земли.
 
 
Дмитрий Полосин

ЭКИПАЖ
   машины боевой


Я прихожу в ГИБДД и говорю: «Здравствуйте, я хотел бы поставить на учет танк!»

В этом году фестиваль «Автоэкзотика» справил свой десятилетний юбилей. По этому случаю аэродром Тушино был превращен в автомобильный курорт под открытым небом. Искусственные пляжи, бассейны, пальмы… Конечно, главными виновниками торжества стали редкие автомобили и прочие замысловатые средства передвижения.


Бронефанерные войска

На выжженном солнцем поле Тушинского аэродрома, поблескивая броней, лениво разворачивается колонна танков. Здраво рассудив, что стремления организаторов фестиваля к безопасности вряд ли зашло так далеко, я рискнул приблизиться. При более пристальном рассмотрении броня оказалась раскрашенной под камуфляж фанерой, а сама грозная техника была снабжена табличками — (Дивизия «Железный Капут» — пейнтбольный танк). За разъяснениями я обратился к Дмитрию Курову, который представился не иначе как — командир дивизии Джинджер-Гудериан.
— Неужели в пейнтбол уже и на танках играют?
— Конечно, по-сути, это такое же оборудование для пейнтбола, как маска или маркер.
— Простите, а это стреляет?
— Обязательно, иначе зачем бы мы их делали?!
— Но мне кажется, что, если из такой пушечки попасть в человека, мало не покажется!
— Во-первых, наши танки стреляют не в людей, а друг в друга. Во-вторых, заряд представляет собой мягкий контейнер с краской, и в случае попадания в человека на теле даже синяка не останется.
— На базе чего вы строите свои танки?
— На базе квадратной трубы, к которой привариваются ходовая часть, двигатель ВАЗ 11-13, натягиваются гусеницы. Все это мероприятие обшивается фанерой, красится… и в бой!
— Каковы ходовые качества ваших танков?
— Мы еще сами до конца не знаем возможностей этих машин: самый быстрый танк разгоняется до тридцати семи километров в час, а что касается проходимости, то каждая новая игра преподносит свои сюрпризы.
— И во что обходится создание подобных игрушек?
— Это коммерческая, а точнее, военная тайна. Могу сказать, что удовольствие не из дешевых: если приличный маркер стоит больше $300, представьте, сколько может стоить пейнтбольных танк!
— Помимо пейнтбола эта техника еще где-то используется?
— Такая техника предназначена исключительно для больших сценарных игр, используется только на закрытых территориях пейнтбольных клубов, и за грибами на ней никто не ездит. Правда, однажды так получилось, что наша колонна проехала через деревню, а какая-то бдительная старушка позвонила в милицию и сообщила, дескать, в деревню вошли немецкие танки, вызывайте войска! Вместо военных приехал местный участковый, посмеялся и, видимо, уже не в первый раз напомнил бабульке, что война шестьдесят лет назад закончилась.
— Это уменьшенные копии реально существовавшей техники?
— Для того чтобы сделать уменьшенную копию танка, надо сначала сделать уменьшенную копию его экипажа, на что у нас пока не хватает мощностей. Это стилизации, в которых угадывается облик танков времен Второй мировой войны. Делать точные копии — занятие крайне муторное и неблагодарное: настоящие танки были ниже, и водитель там практически лежал, что очень неудобно. Мы подгоняем технику под людей, а не наоборот.
— Я знаю, что у ваших танков есть какие-то прозвища.
— Это не прозвища, а кодовые наименования. Но только ради вас приоткрою завесу военной тайны: Т-34 — «Бабушка», Tigr — «Валидол», ну а Pantera назван «Фриц Диц», по имени актера, сыгравшего в свое время роль Гитлера.
— Насколько надежны эти аппараты?
— Достаточно, но периодически поломки, конечно, случаются. Однажды мы снимали рекламный ролик с участием нашего танка, и у него сломался поворотный механизм. В итоге танк мог ездить только вперед или назад, а уже выставили свет, камеры, съемочная группа ждет, режиссер с ума начинает сходить… Пришлось нам весь день танк поворачивать вручную, а это больше тонны веса!
— Сложно управлять пейнтбольным танком?
— Проще, чем настоящим, тем неменее специальные навыки все равно нужны. Конечно, сесть и тронуться с места в состоянии практически любой человек, но главная задача заключается не в том, чтобы поехать, а в том, чтобы вовремя остановиться и никого не задавить.
— А что, были подобные случаи?
— Боже упаси! У нас очень жесткие требования безопасности, иначе мы бы давно сидели не здесь, а в другом месте!
— Ваши танки где-то зарегистрированы?
— А как вы себе это представляете? Я прихожу в ГИБДД и говорю: «Здравствуйте, я хотел бы поставить на учет танк!» Несложно догадаться, куда меня после этого направят! У нас есть чеки на приобретение двигателей, фанеры, краски, клея… Что тут регистрировать? С таким же успехом можно было бы попробовать получить охотничий билет для покупки пейтбольного маркера.



Пролозавр

Так уж повелось на «Автоэкзотике», что, несмотря на все увещевания, владельцы автомобилей упорно продолжают соревноваться в громкости своих акустических систем.
Уже привыкнув к царящему вокруг звуковому хаосу, я чуть не оглох от внезапно наступившей тишины. Проследив направление взглядов неожиданно угомонившихся аудиофилов, я понял причину происходящего и застыл в изумлении.
Над толпой медленно поднималась то ли кабина истребителя, то ли голова доисторического ящера на длинной шее. Туловище монстра было, как чешуей, сплошь усыпано динамиками и походило на гибрид ракеты, карьерного грузовика и подъемного крана. Достигнув высоты примерно 5-метров, кабина повернулась по диагонали, как будто бы осматривая собравшихся, и монстр обрушил на присутствующих лавину звука.
Пока я пытался осмыслить все увиденное и услышанное, ко мне подошел Алексей Сухарин, руководитель конструкторского бюро «Сатурн», и опередил меня с вопросом: «Ну и как вам наш «Пролозавр»?
— Что?
— Я говорю, машинка понравилась?
— Если честно, то я несколько обалдел и оглох…
— Ваша реакция — лишнее подтверждение того, что мы сделали все совершенно верно. Это шоу-кар, который был создан для одной-единственной цели: поражать воображение и привлекать внимание к продукции фирмы Prolody, на базе компонентов которой и собрана акустика этого чуда.
— Вы единственный кто может пилотировать «Пролозавр»?
— Все наши ребята могут на нем «летать», просто сейчас идет период своеобразной обкатки, и эту ответственную миссию доверили мне.
— Как родилась идея дизайна машины?
— Если честно, увидели в каком-то журнале фотографию автомобиля небезызвестного Бэтмена, и захотелось сделать нечто подобное — мне кажется, что у нас получилось интереснее и круче.
— Это полностью оригинальная машина?
— Из стандартных узлов здесь только передний мост от «Нивы» и задний от «УАЗ» с колесами низкого давления от болотохода. Все остальные автомобильные компоненты сделаны нами.
— Сколько денег вам пришлось «скормить» этому монстру?
— На материалы было потрачено $50000, а оценивать весь вложенный человеческий труд я не возьмусь. Полгода без выходных, с утра до ночи наша команда из шести человек работала над этим проектом, и дело чуть не закончилось катастрофой. В кормовой части машины мы установили пару реактивных двигателей, когда тестировали эту установку, были жутко уставшими, но всем не терпелось посмотреть, что получилось. В итоге наш сотрудник не обратил внимания на то, что сзади машины находятся люди, и запустил двигатели, а у них суммарная тепловая мощность аж полмегаватта! К счастью, ребята сидели ниже уровня двигателей, но вот с волосами пришлось расстаться.
— С какой же скоростью должен передвигаться «Пролозавр»?
— Наши «реактивные двигатели» несут на себе исключительно эстетическую нагрузку: когда в сумерках из хвоста машины под давлением вырываются языки пламени — смотрится невероятно эффектно. Создается полная иллюзия того, что в следующую секунду автомобиль с бешеной скоростью сорвется с места. Но на самом деле максимальная скорость «Пролозавра» всего 5 км/час. По дорогам общего пользования мы не ездим, а для того чтобы совершить маневр или солидно проехать перед зрителями, этой скорости вполне достаточно.
— Если «Пролозавр» не блещет ходовыми качествами, давайте поговорим о его музыкальной составляющей.
— В общей сложности здесь установлено 124 динамика размером от 10 до 16 сантиметров, работающих от пятнадцати усилителей Control разных серий — номинальная мощность системы 10 киловатт.
— Вы сами не глохнете от такой громкости?
— Можно сказать, что я выше этого: в кабине установлено два небольших контрольных динамика, и, когда голова «Пролозавра» находится в поднятом состоянии, я не испытываю никакого дискомфорта.
— Зачем вам в кабине три телевизора?
— Стереокино смотреть! К мониторам подключены четыре видеокамеры, две из которых отвечают за обзор справа и слева, а оставшиеся — за обзор сзади и в мертвой зоне под кабиной.
— А какую роль выполняют ракеты, расположенные по бокам кабины?
— Если наши конкуренты не убегают при виде «Пролозавра», мы добиваем их с помощью этого секретного оружия.



Кастом

Мое знакомство с Алексеем Макаровым, а как выяснилось позднее, кастомайзером ателье FITIL DMC, началось с попытки взгромоздиться на один из роскошных байков, припаркованных у видавшего виды микроавтобуса. Попытка была пресечена в вежливой, но достаточно категоричной форме.
— Что это за мотоциклы?
— Во всем мире подобные аппараты принято именовать «кастом», а искусство их создания называется кастомайзингом. Берется некий мотоцикл-донор и на его базе создается новый, абсолютно оригинальный аппарат. Мы в качестве «доноров» используем технику марки Harley Davidson, и зачастую от серийного мотоцикла остается только рама и двигатель. Существует еще и понятие «фул кастом» — это когда берется серийный двигатель, и мотоцикл создается, что называется с нуля. Но в большинстве случаев наша задача заключается в том, чтобы придать серийному мотоциклу неповторимый внешний вид и индивидуальность, при этом серьезно не изменив его технических характеристик. В отличие от автомобилей и спортбайков, где основное внимание уделяется увеличению мощности двигателя, мы не занимаемся «зарядкой» моторов.
В «кастомайзинге» есть такое направление, как шоустокеры — своего рода памятники среди мотоциклов. В подобные аппараты вкладываются огромные средства, они невероятно эффектны, но практически бесполезны, так как на таких мотоциклах почти невозможно ездить. У нас этого пока не существует, и мы обращаем внимание на три главные составляющие: управляемость, внешний вид и, конечно, настройка выпуска — звук двигателя мотоцикла.
— Существует какой-то эталон этого звука?
— Точно сформулированного эталона нет, все делается на слух. Но это очень важный момент: звук — визитная карточка мотоцикла. Главное, чтобы «голос» мотоцикла соответствовал его внешнему виду и, если угодно, характеру. Согласитесь, это просто нелепо, если большой чопер натужно гудит, как скутер, или трещит, как газонокосилка. Звук выхлопа должен быть приятным и передавать мощь двигателя. Сейчас мы уже набили руку и знаем, как звучат разные выхлопные системы. Но все люди слышат по-своему, и, если клиент не доволен, приходится перенастраивать выпуск под его уши.
— К вам приходят клиенты с уже сформулированными проектами?
— Рассчитать проект в состоянии только специалисты. Как правило, приходят люди с некими абстрактными идеями, которые мы и помогаем воплотить в жизнь. Сначала составляется дизайн-проект на бумаге, потом делается проволочный каркас — скульптурная модель. Это помогает клиенту увидеть в объеме облик своего будущего мотоцикла, а мы, в свою очередь, смотрим, насколько функциональной будет подобная конструкция.
— Вы даете гарантию на свою работу?
— Все наши мастера имеют техническое образование, безусловно, мы гарантируем качество металла, сварных швов… Мы работаем с техникой Harley Davidson, у которой коэффициент прочности завышен в десятки раз, за десятилетнюю историю нашей мастерской не было ни одного случая, чтобы люди обращались по поводу треснутой рамы или отвалившегося крыла. Но дело в том, что на экспериментальных мотоциклах некоторые моменты просто невозможно просчитать.
— Какие минимальные финансовые вложения потребуются для создания кастома?
— При наличии приличного «стокового» — серийного мотоцикла, можно начинать плясать от $15000 — $20000. За эти деньги из обыкновенного байка мы сделаем конфетку. Дальше все зависит от потребностей, фантазии и глубины кошелька клиента.
— Что-то вы не очень-то похожи на обеспеченных людей.
— Мы настоящие фанатики своего дела! Трудозатраты огромные, но, к сожалению, мы не можем требовать адекватных денег за свою работу: у нас кастомайзинг находится пока в зачаточном состоянии, и хорошо, что это хоть кому-то интересно. Например, я — классический пример сапожника без сапог: второй год не могу достроить свой мотоцикл.
— Вам не жалко расставаться со своими детищами?
— Мы достаточно часто видим наши мотоциклы: люди приезжают на технический осмотр, что-то доделать, переделать или просто пообщаться. Наши клиенты — наши друзья, от которых мы никогда не получаем отказа в предоставлении техники для фотосессий или на выставки. А расставаться — конечно, жалко! Но в этом и заключается вся прелесть кастомайзинга — постоянно делать что-то новое!


Продажа и аренда зорбов купить зорб   дизайн,   антиквариат,