На главную. Эгоист generation.

  Эгоист generation - журнал для тех, кто себя любит.   №5 май 2006
    Я — ЭГОИСТ? Мнение известного человека об эгоизме и определение себя в нем… МОЕ ЗНАНИЕ — ТАЙНОЕ И ЯВНОЕ, скрытое во мне и окружающем меня мире… МОЙ ПУТЬ — это ЛЕСТНИЦА В НЕБО, к познанию божественного… МОЙ ДОМ, ПОД КРЫШЕЙ которого всегда есть место, где живут УМНЫЕ ВЕЩИ… МОЙ МИР — ПОХВАЛА МАНИИ людей, которые не потеряли ВКУС ЖИЗНИ, обладающие ИСКУССТВОМ ОДЕВАНИЯ, а так же тем, кто интересуется необычными автомобилями. ПО МАШИНАМ! МОЕ ЗДОРОВЬЕ поддерживают известные доктора своими необычными методами… МОЯ ДУША помогает мне открыть в себе ДРУГОЕ Я… МОЯ ЛЮБОВЬ всегда жаждет ИСПЫТАНИЯ новых ЧУВСТВ… МОЯ ЗЕМЛЯ тянет меня в путешествия на поиски неизведанных земель. Так где же он находится — ПУП ЗЕМЛИ? МОЙ БИЗНЕС основывается на моем ЭГОЦЕНТРИЗМЕ, а иначе как повысить КОЭФФИЦИЕНТ УСПЕХА? МОИ ЛЮДИ — ВЕЛИКИЕ ЭГОИСТЫ, НЕ ОТ МИРА СЕГО. Их ЖИЗНЬ И СУДЬБА дарят мне целую СТРАНУ СОВЕТОВ… МОЕ НЕБО становится ближе с каждым ГОРОСКОПОМ…
   



  Моя земля. Пуп земли.
 
 
Александр Редько:

   дети бледного
ЛИСА


Господь – «Мы не должны отвергать того,
Что выходит за пределы нашего воображения».
Арджуна – «Я верю всему, что Ты сказал».
Бхагавад-Гита (8.5.)


Мы настолько увлечены стремительным развитием нашей цивилизации, что не замечаем одного странного явления. На нашей планете в самых глухих ее местах живут необычные племена, напрочь отвергающие блага прогресса, предпочитая находиться на самых низких ступенях развития своей субкультуры ради сохранения полной изоляции. Одно из них — племя догонов, живущее под уступами гигантского каменного плато Бандиагара, что на юго-востоке нынешнего государства Мали в Западной Африке.


В этом месте долго не было людских поселений. Из арабских источников известно, что где-то в 800-х годах н.э. сюда прикочевало племя теллемов, говорившее на языке вольтской группы. Но спустя несколько столетий и они куда-то рассосались. И только где-то в XII веке караванщики принесли весть: под стенами плато живут люди, которых они прозвали догонами.
Слово это произошло от английского Dog Star (Звезда Собаки). Догоны считали себя потомками пришельцев из созвездия Большого Пса, альфой которого является самая яркая звезда небосвода — Сириус. Но догонами их нарекли путешественники. Сами же они именовали себя Детьми Бледного Лиса, как согласно мифологии звался их далекий звездный отец. О догонах всерьез заговорили после выхода книги «Бледный Лис» М. Гриоля и Ж.Дитерлена, изучавших племя начиная с 1931 г. Жрецы-олубару сообщили тогда французам многие сведения о строении вселенной, которые не ведали даже астрономы того времени. Догоны рассказали, что согласно их мифологии Сириус является пупом — основой нашего мира и играет главную роль в группе светил, включающей созвездия Ориона (откуда, если вспомнить Николая Рериха, прилетел на Землю мыслящий камень Чинтамани), Плеяд, Малого Пса, Процион и др. Они — «Опора основы мира», непосредственно влияющая на развитие человеческой цивилизации на Земле. Есть у «Основы» и внешняя оболочка — «спиральный звездный мир», наблюдаемый на небе в виде Млечного Пути.
Сам Сириус (Сиги-толо) является тройной звездой, имеющей два спутника: Сириус В (По-толо) и Сириус С (Эмме йа-толо). Эти спутники не видны невооруженным глазом и обращаются вокруг главного Сириуса с периодом в 50 лет каждый. Астрономы нашли Сириус В с помощью телескопа только в 1862 г. (догонский праздник в его честь отмечался тогда уже 700 лет), а вот Сириус С — вообще пока предполагается учеными только математически. А ведь догоны говорят, что именно он имеет две планеты: Ара-Толо и Йу-Того, на которых живут разумные существа, не похожие на людей.
Кроме того, жрецы-олубару сообщили, что Сириус В был когда-то большой красной звездой, но потом взорвался и превратился в маленькое светило огромной плотности, состоящее из особого металла — сагала. Этому факту можно найти и другие подтверждения: астрономы VI века говорили о Красном Сириусе, а с Х века — уже о Белом. И только в начале ХХ века ученые нашли подтверждения тому, что Сириус В — это действительно сверхплотный Белый Карлик.
Рассказали жрецы и о том, что, когда звезда По-толо раз в 50 лет приближается к Сириусу, тот словно с испугу начинает светить значительно ярче. Это тоже было зафиксировано приборами, но совсем недавно!
Откуда и от кого догоны могли узнать все это многие века назад?
Естественно, возникла гипотеза о палеовизите к нам внеземной цивилизации. Также высказывались предположения, что научить догонов астрономии могли христианские миссионеры, появившиеся в Африке после 1920 г. Но ведь тогда науке еще не было известно, например, что Млечный Путь — это спиральная Галактика, причем — одна из многих, как утверждали олубару!
А как быть с учением догонов о вездесущей первоначальной энергии — по, закрученной в вихре вокруг себя и хранящей Слово Знаний? Лишь недавно физики заговорили о том же: о всеобщих торсионных полях кручения энергии, содержащих информацию обо всем сущем — от электрона до Галактики!
В общем, вопросов было явно больше, чем ответов, поэтому было решено ехать в Мали и попытаться разобраться на месте. Тем более что время подошло уникальное. Только один раз в 50 лет, когда звезда По-толо приближается к Сириусу, это странное племя празднует особый мистический праздник мертвых, называемый «Сигу» и продолжающийся в течение 7 лет. 2005 год являлся завершающим в последней семилетке, и великая тайна догонов вполне могла приоткрыться.

Закат империи

Впервые о Мали сообщил в IX веке арабский историк и географ ал-Якуби, упомянув «царство Маллил» среди многих других княжеств Западной Африки. С того времени здесь возникло, а затем и распалось несколько могущественных империй.
Процветала империя Мали. Соседи долго вспоминали хадж в Мекку одного из ее правителей — мансу Муссу.
Пятнадцать тонн золота и 3000 рабов вез тогда в подарок арабам его караван, сопровождаемый тысячей воинов. Нигде больше не было таких оглушительно шумных базаров, бурлящих многоцветьем разноплеменных одежд и многоголосием разноязычного говора. Нигде больше соль не продавалась плитами по десять килограммов, а золото — килограммовыми слитками. И нигде голодные чернокожие сами не выстраивались в очередь, чтобы добровольно продать себя в сытое рабство…
Но закончилось золото, разбежались и попрятались в саванне потомки последних рабов. Пески Сахары удушили легендарные города, а караваны верблюдов можно увидеть теперь только в миражах. Лишь соль по-прежнему продают у дорог огромными полупрозрачными плитами, да шумят бессмертные африканские базары, больше похожие на деревенские тусовки, чем на прибыльный торг.
Нынешнее Мали — бедная аграрная страна с населением в 12 млн. Скотоводы племен фульбе разводят коров-зебу, овец и коз. Сонгаи и бамбара занимаются земледелием. Малинке и бозо ловят рыбу в мутном Нигере. Все они исповедуют ислам, голодают и верят, что наступят лучшие времена.
Но есть в Мали две обособленные природой территории, где живут непокорные язычники-анимисты. На севере по бескрайним пескам Сахары кочуют последние воины пустыни — туареги. На юге, в пустыне каменной, под неприступными кряжами плато Бандиагара затаились догоны…

Сумеречная зона

Три дня пробивался наш джип к таинственному плато через высыхающую на глазах саванну. Сезон дождей закончился лишь месяц назад, но пустые русла речушек уже потрескались от зноя. Тщетно глаз искал хоть какую-то зелень. Собрано и съедено было все. Лишь в вышине баобабов болтались потрескавшиеся «сосиски» обезьяннего хлеба.
Незаметно саванна превратилась в красновато-бурое каменное плато. Нет, не в гальку: это была абсолютно ровная и гладкая поверхность, будто укатанная раскаленным каменным асфальтом. Лишь изредка попадались длинные прямые трещины, о глубине которых можно было лишь догадываться по исходящему из них холоду. Знойное марево до самого горизонта дрожало в припадке лихорадочного озноба, джип мчался, будто лайнер по взлетной полосе, а мы то и дело проваливались в усталую полудрему…
Плоскость плато закончилась так внезапно, что машина, развернувшись на визжащих тормозах, едва не улетела вниз. Но, грандиозная красота открывшейся панорамы заставила позабыть о страхе. Плато казалось срезанным гигантским ножом. Отвесная линия кромки уходила до самого неба, а перед нами была пустота. Мы стояли на бескрайнем естественном трамплине, высотой около километра. Вечернее солнце уже с трудом освещало раскинувшуюся внизу унылую серую равнину. Теперь только край этой бездны да госпожа удача отделяли нас от древней тайны догонов.
Через несколько минут после захода солнца в этих краях наступает полная темнота. Хоть что-нибудь станет видно лишь через час, после восхода Луны. И в этой темноте на небе зажигается священный Сириус. Здесь он лишь ненамного меньше Луны. Такой огромный и яркий, что заливает все вокруг мистическим голубым светом, дающим длинные синие тени. Мир вокруг кажется другим — чужим и неузнаваемым. Наступает период Сумеречной Зоны, час Бледного Лиса, и только догоны знают все тайны этого священного времени…

Встреча инопланетян

Сутки поисков завершились успехом: мы нашли ущелье, прорезающее карниз плато сверху донизу. И хотя оно было чрезвычайно крутым, различалась явная тропа, ведущая вниз. Два часа занял спуск, потребовавший огромного напряжения. Камни из-под ног наделали немало шума, так что внизу нас уже встречали. Четверо темнокожих мужчин были одеты в темно-синие укороченные джинсы отличного качества и джинсовые же свободные безрукавки. На головах — большие желтые соломенные шляпы конической формы, похожие на китайские. В руках каждого был увесистый посох резного дерева с набалдашником в виде головы непонятного существа. Один из аборигенов курил длинную душистую трубку.
Довольно вежливо нас провели в деревню, лепившуюся своими жилищами к отвесной стене плато, и представили старосте.
Позже мы узнали, что это был духовный лидер догонов, носящий титул хогон. У старика были удивительные глаза — грустные и мудрые. Аккуратная бородка а-ля Хемингуэй сверкала сединой на чернокожем морщинистом лице. По-английски он говорил лучше меня…
Не мудрствуя лукаво, я заявил обалдевшему старцу, что мы — потомки тех, кто привез когда-то на Землю Мыслящий
Камень из созвездия Ориона, и пришли к ним поговорить «за жизнь», как инопланетяне с инопланетянами! Для этого хотим пожить вместе недельку-другую, а сейчас настолько устали, что хотели бы поесть и выспаться…
Ошалели даже мои спутники…
Придя в себя, хогон велел накормить нас маисовой кашей и разрешил гостям расположиться прямо на плоской крыше его глинобитного дома. Мы улеглись там в спальниках, щурясь от ласковых лучей заходящего солнца. Чувство было такое, будто вернулись домой из дальних странствий…
Засыпая, я кожей ощутил наступающую прохладу синих сумерек, но не открывал глаз, не желая окунаться в напряжение оживающей Сумеречной Зоны. Я знал, что Сириус уже повис надо мной. Сквозь закрытые веки я, казалось, видел его холодный свет, но не мог даже приподнять их…

Африканский домострой

В последующие дни мы знакомились с деревней, общались с ее обитателями и вели неторопливые беседы с хогоном. Догоны строят свои жилища из банко — глины, перемешанной с нарезанной соломой, камни используются только для фундамента. Раньше эти «домики» были круглыми, без окон, с конусообразными соломенными крышами. Они и сейчас стоят в ряд, под самой стеной уступа плато, вперемежку с прямоугольными глиняными же зернохранилищами. Сегодня эти дома — священные склепы, в которых хоронят умерших.
Для жилья же чуть ниже теперь строятся из банко пусть небольшие, но уже двухэтажные квадратные домики с плоскими крышами-террасами. Вместо лестниц используют бревна с вырубленными ступенями. На первом этаже живут жены с дочерьми (у догонов принято многоженство), а на втором этаже — глава семьи. Мальчиков же отдают на воспитание опытным наставникам. Повзрослев — они проходят особый обряд инициации (включающий обрезание), вместе строят хижины для каждого и приводят туда жен (кстати, девушкам производят иссечение клитора, считая, что половые органы человека призваны служить только для размножения).
Но особый интерес у нас вызвали совсем другие жилища. Высоко над землей, почти на середине отвесной стены плато, к скалам прилепились десятки глиняных домиков, напоминающих большие ласточкины гнезда, с отверстиями для входа. Догоны говорили, что это жилища карликов-телемов, что жили в этих краях задолго до них…
Но, спрашивали мы, как же они поднимались по неприступной стене на высоту до 30 метров? В те времена, неохотно отвечали нам хозяева, под стеной, наверное, росли баобабы. Вот по ним карлики(!) и забирались в свои домики…
Занимаются догоны исключительно земледелием: выращивают просо, кукурузу, другие африканские злаки, но особенно любят зеленый лук-перо. Они сушат его, перетирают и пекут серые лепешки сомнительного вкуса. Воду для полива накапливают в искусственных водоемах в период сезона дождей. Там же живут и крокодилы, которых считают священными. Возделывают здесь и хлопок.
Одежду из него они красят естественной краской индиго, которую получают, растирая в кашицу особых гусениц. Вот откуда у догонов такая шикарная джинса, которую они придумали гораздо раньше, чем янки.
В догонской общине существует племенное знание — Тем — это то, что должен знать каждый. Но, есть и высший круг посвященных в сакральные тайны. Эта особая каста называется Ава и состоит из нескольких жрецов-олубару. Они владеют особым языком сиги, называемым догонами сиги-со. Никто в деревне не знает, где они проходят специальную подготовку, какие знания берегут. Эти-то жрецы и определяют весь уклад жизни догонов, обучают их легендарным праздничным церемониям и рассказывают удивительные мифы.





Легенды Амма

У догонов особый календарь, и неделя в нем состоит всего из 5 дней. Пятый день является рыночным, а в Африке — это уже праздник, хотя о покупках здесь думают в последнюю очередь. Мужчины, естественно, пьют мутное и крепкое просяное пиво, обильно сдобренное перцем, и обсуждают вселенские проблемы. Женщины сплетничают о мужчинах и хвалятся, кто чем может.
Другое дело — ежегодный пятидневный праздник Дес Масквес. Его празднуют в апреле, на пике сухой жаркой погоды. По сути своей он не дает догонам забыть об обрядах, которые положено проводить в праздник Сиги, отмечаемый раз в 50 лет. Поэтому-то на Дес Масквес проигрываются практически все основные ритуалы, отражающие догонскую мифологию.
По сути дела — это красочный костюмированный спектакль, рассказывающий историю этого необычного народа. Главными действующими лицами на нем являются специальные маски — стилизованные головы неизвестных существ. Они изготавливаются из дерева и покрываются причудливым орнаментом из цветного бисера и раковин каури. Каждую маску венчает фигура — надголовник высотой до 5 метров! Главная из них — двухметровая стилизованная фигура мифической птицы Балако с распростертыми в виде свастики крыльями и лапами!
В обычные дни эти маски скрыты от глаз и хранятся в особом святилище, которое стерегут жрецы-олубару. Только они имеют право исполнять на ежегодном празднике особый ритуальный танец Канага, посвященный загадочной птице Балако. Олубару танцуют, стоя на высоких ходулях, символизирующих длинные ноги пернатой.
Однако, чтобы вы могли представить, о чем идет речь в этом необыкновенном спектакле, следует знать главные догонские мифы, которые в ходе долгих бесед нам поведали олубару. «Основу Мира» — звезду Сириус — догоны считают могущественным богом по имени Амма. Но скучно было ему одному. Тогда Амма взял кусок глины, размял и швырнул в пространство. Так родилась его дочь — звезда Сириус С, называемая догонами Эмме йа толо. Она лежала в виде распластанного к небу женского тела с обнаженными гениталиями в виде муравейника и клитором в виде термитника. Не выдержал такого сладостного зрелища Амма и захотел с ней соединиться. Но термитник мешал близости, и тогда всемогущий бог сбил его, совершив первую эксцизию (вырезание), и совокупился со своей дочерью. От этой близости родилась дочь — планета Ара-того. И ею также овладел похотливый бог. После чего на этой планете зародились Номмо. Это были полулюди-полузмеи, с восемью гибкими конечностями без суставов, красными глазами и раздвоенным языком, которые жили в воде и не знали смерти…
Но этот инцест как нарушение порядка в первозданном мире привел к тому, что на небе появился еще один довольно мрачный субъект. Это непорочно возникший сынок Амма — звезда Сириус В, или По толо, явившийся как следствие божественного греха и темных побуждений.
Он тоже возжелал первую звезду женского пола и овладел своей сестрой. Эмме йа толо и ему родила планету, звавшуюся Йу-толо, на которой следом также появились разумные существа. Это были люди-птицы Балако с длинными ногами, клювами и огромными крыльями. Этакие большие цапли с крыльями бабочки.
Вот такая история. Поэтому, если звезду Эмме йа толо догоны называют маленьким солнцем женщин и связывают с жизненной силой мира, устойчивостью бытия, светом, порядком, плодородием и жизнью вообще, то По толо несет миру власть темных сил, непостоянство, хаос, беспорядок, засуху и голод, черную магию и смерть… И невзлюбил брат свою сестру за несхожесть и стал гоняться за ней вокруг собственного отца. И понял тогда Сириус-Амма, к каким грехам может вести похоть. И кроме эксцизии у дочери сделал обрезание у сына. Вырезанный клитор превратился в скорпиона, а обрезанная крайняя плоть — в ящерицу. Раздосадованный По толо лопнул от гнева и превратился в маленького злобного карлика.
Во искупление своего греха бог Амма создал еще несколько молодых звезд с планетами и послал туда небесные ковчеги с Номмо. Одной из таких планет оказалась наша Земля, и первыми разумными существами, появившимися на ней, были земноводные Номмо. Высыхала постепенно наша планета, и они вышли на сушу, заменив свои гибкие конечности на руки и ноги и постепенно превращаясь в людей…
Сжавшийся от злобы По толо не мог стерпеть упорядочения Мира и, в свою очередь, послал на Землю свой мистический дух — Йуругу. И началось извечное противостояние двух полярных сил: добра со злом, света с тьмой, плодородия с голодом. Следствием этой борьбы и стала Смерть, приходившая за Жизнью людей в виде духа Йуругу. Потому-то догоны и проводят теперь ритуал Сиги как память о всех покойниках, павших жертвами этой вселенской борьбы.
Эту историю жрецы рассказывали нам неоднократно. Но что-то не сходилось. Почему тогда «Праздник мертвых» проводится один раз в 50 лет? Почему его главным персонажем является маска птицы Балако? И почему догоны почитают Бледного Лиса? Почитают, страшась и проводя смиренные ритуальные поклонения в час Сумеречной Зоны? И откуда все-таки у них такие познания в астрономии?
Я, как мог, старался войти в доверие к хогону — главному жрецу-олубару и разговорить его. У старика уже близился год смерти, когда он должен был добровольно уйти из деревни. Он любил посидеть со мной за хорошим калебасом доброго деревенского пива. Я рассказывал ему про «родной Орион», про судьбу камня Чинтамани и великих Учителей Шамбалы, надеясь, что и он ответит мне откровенностью. Но старший жрец лишь согласился показать мне догонское святилище.
Сооружение представляло собой большую пирамиду, на глиняном фасаде которой был символически изображен спуск Ковчега с Номмо из системы Сириуса на Землю. Внутри него был алтарь — лебе, вылепленный из глины. На алтаре лежали зеленые камни-дуге, которые олицетворяют у догонов первых Номмо. Их же изображали деревянные статуэтки-деге.
Небесный карлик По толо символизировался на алтаре белыми зернами местного проса. Рядом с алтарем располагалось место для жертвоприношений, называемое асамма. Лежали и соответствующие обряду орудия: железные крюки гобо и деревянные дубины доммоло. Интересно, какие жертвы приносят здесь догоны с их помощью?
В специальных помещениях святилища хранились десятки разнообразных догонских масок, используемых в ритуале Сиги. А в особых нишах были спрятаны маски Канага, олицетворяющие птицу Балако. И тут я узнал от хогона интересную деталь. Оказывается, каждая новая маска изготавливается только в канун очередного праздника «Сиги». Значит, подсчитав их, можно узнать, сколько лет он проводится. Масок было 14, а вернее ниш с ними, многие Канаги представляли собой лишь горсть пыли. А значит, и праздников состоялось столько же. Выходит, правда, что эта церемония проводится догонами уже 700 лет!
Но почему церемония проводится в честь смерти? Откуда особое к ней отношение? Ведь о смерти догоны думают чуть ли не с рождения! Кстати, когда рождается ребенок, его родители сажают дикий фикус, и когда человек умирает — его фикус срубается. На его дровах потом готовится просяное пиво, которое и пьют на похоронах. Это обряд передачи живым от умершего сверхъестественной силы ньяма.
Итак, посещение святилища не приоткрыло тайны. Я редко пользуюсь запрещенными приемами, дарованными мне изучением оккультных наук. Но тут пришлось решиться, тем более что какой-либо вред окружающим исключался.
Изготовив заговорами магическую сомму, я подлил ее в тыквенный калебас с пивом, которое хогон и пил очередным вечером. Некоторое время спустя я уже задавал ему вопросы, а он отвечал, как примерный школьник. То, что удалось мне узнать, — не укладывалось в голове. Люди-птицы, прилетевшие когда-то с Йу-толо, до сих пор живы…
Это они незримо руководят жизнью догонов, используя специально подготовленных жрецов-олубару, и это их праздник те справляют каждые 50 лет! Балако умеют общаться с духом своего небесного отца Йуругу, и этот демон смерти держит в повиновении волю догонов…
Поселение людей-птиц скрыто в особом ущелье плато Бандиагара, и лишь иногда они приходят на пятничные ярмарки догонов. Они давно обрели человечий облик, но Балако можно узнать по глазам. Те остались птичьими: округлыми, свободно вращающимися по орбите и имеющими дополнительное мягкое веко в виде полупрозрачной пленки. Они также имеют привычку сильно махать руками, а на ярмарке интересуются лишь зерном…
Последний факт вообще-то был больше похож на какую-то детскую сказку, но я уже давно убедил себя в том, что если не хочешь верить — поди и проверь!
Мой последующий план был непредсказуемой авантюрой, которая могла закончиться очень печально, но азарт приключения и поиска истины уже овладел моим разумом. Единственное, что я все-таки сообразил сделать, — это не подвергать риску моих спутников, а также и сохранить свои задумки в тайне от них.
Итак, я решил пробраться в тайное ущелье невероятных пришельцев.

 



Птицы других миров

В очередную пятницу я отправился на догонский рынок. На поляне собрались человек двести. Мужчины в «китайских» шляпах сидели на корточках, курили и лениво переговаривались. Внутри этого кольца бурлило разноцветное море торгующих женщин. От него шумело в ушах и рябило в глазах. Но все же трудно было не заметить трех странных мужчин: уж очень выделялись в женском цветнике их синие накидки. Они появились внезапно, двигались быстро и чрезмерно жестикулировали. Не прошло и получаса, как мужчины в синих накидках вынырнули из бушующих рыночных вод и, держа на плечах мешки со злаками, направились в сторону скал плато. Прячась, я едва поспевал за ними, стараясь подражать странной прыгающей походке этих невысоких людей.
Через пару часов ходьбы вдоль каменных обрывов они вдруг исчезли один за другим. Едва успев заметить, где скрылся последний, я обнаружил узкую щель в стене. Протиснуться в нее было непросто, дальше шел чуть более просторный полутемный пещерный коридор. Впереди забрезжило пятно света, послышалось шипение падающей воды. Это был странный каменный колодец диаметром до полусотни метров, уходящий вверх до самого края плато. По его стене узким карнизом шла винтовая тропа, вытесанная в скале. По ней-то довольно ловко и поднимались люди с мешками.
Достаточно высоко из стены широкой лентой вылетала струя водопада. Но грохота падения не было слышно: внизу вода проваливалась в глубину довольно большой дыры, зияющей на дне загадочного колодца.
Троица скрылась, подойдя к водопаду, и лишь тогда я ступил на карниз. Идти можно было лишь боком, приставным шагом, прижимаясь спиной к стене. Стараясь не смотреть вниз, я медленно продвигался по тропе, призывая на помощь весь свой альпинистский опыт. У самой воды стало заметно, что полка карниза уходит за ленту водопада и исчезает в темноте. Я пробирался по ней в никуда, видя перед собой лишь потоки падающей воды и ощущая спиной твердь холодного камня.
Внезапно эта опора исчезла, и я едва не упал навзничь. Тропа закончилась, в толщу стены колодца вел коридор, не видимый снизу из-за водной занавеси. И я пошел по нему, чувствуя, что у меня нет и не будет пути назад.
Однако свет есть в конце любого коридора. Прошло время, и я увидел перед собой каменистую равнину, окруженную цепью скал, на которых висели многочисленные «ласточкины гнезда», которые я уже видел на уступах плато Бандиагара. А в глубине равнины угадывалась обычная догонская деревня с круглыми и квадратными домиками, покрытыми коническими соломенными крышами.
Тупое оцепенение овладело мной. Как это понимать? Где я? Ведь был тяжелейший и полный риска многочасовой путь! Ведь гудят ноги, подкашиваясь от усталости! Неужели старик-хогон просто бредил тайной деревней? А может, уже стал бредить мой воспаленный разум? Я сел за ближайший камень, беспомощно повалился на бок и потерял сознание.
Сознание вернулось, когда на равнину стал наползать синий покров Сумеречной Зоны. Снова включил Сириус свой холодный луч, создавая вокруг неземные пейзажи.
Вспомнилась первая ночь, которую мы провели на краю каменного плато Бандиагара, прежде чем вступить во владения догонов. Тогда мы тоже слышали далекий низкий гул, который постепенно усилился и скоро перешел в глухой рокот десятков барабанов. Звук вибрировал, и, казалось, уже проникал в каждую клетку тела, и парализовывал их одну за другой. Не шевелились руки и ноги. Остановилось сердце. Замерло дыхание. Только мозг еще пытался как-то сопротивляться магии гипнотического звука. Именно тогда сквозь закрытые веки я увидел его. Бледно-голубая тень какой-то бесплотной Сущности медленно обволакивала мое тело, высасывая энергию через каждую его пору. Я не мог понять: кто это? За что и почему он это делает? Истекающий жизнью, я лишь чувствовал свою полную беспомощность. — Нет!!! — закричал тогда я всем своим существом. — Нет!!! Нет!!!
Он будто опешил… Чуть отстранился, слово изучая меня холодными прозрачными глазницами. Подержал меня, полумертвого, в своих леденящих объятиях еще какое-то бесконечно мучительное время, но потом нехотя отпустил…
И вот опять барабаны! Опять волна уже знакомых прежде ощущений. Но мозг уже привык к магии низкого звука. Ей не одолеть меня! Поднявшись, я осторожно пошел в деревню.
На большой поляне между хижин шла мистическая церемония. Не менее пятидесяти ее участников двигались по кругу под рокот десятка барабанов. Все они были в масках наподобие тех, что я видел в догонском святилище, и черно-красных одеждах из узких полос ткани.
Затаившись в тени хижины, я стал наблюдать. Теперь вооруженному знанием мифологии мне было проще понимать смысл происходящего действа: вот движется Сириус, следом — его звездные сын и дочь, потом ползут Номмо и ковыляют на высоких ходулях Балако. Вот наконец взрывается высоким прыжком тот, кто изображает карлика По-толо.
Но дальнейшее повествование было непонятным: куда это вместе стремятся и разумные земноводные и высокоразвитые птицы, что за невзгоды их обуревают? Почему они исчезают в сумраке, а на смену им выходят догоны в своих джинсовых одеяниях?
Высокая тень в развевающихся одеждах внезапно пронеслась по поляне, и все участники действа упали перед ней ниц, замерев в немом подобострастии. Еще минута — и они ползком попятились в стороны, исчезая в синих сумраках ночи. Я же дрожал всем телом, с ужасом вспоминая недавние холодные объятия того, чей образ только что увидел. На поляне остался лишь тот, кто изображал зловещую тень. Он долго стоял, молчаливо воздев руки к сверкающему Сириусу, а затем направился к одинокой хижине на краю деревни. Я тихо пошел следом, не сомневаясь, что это и есть глава племени…

Встреча с пришельцем

Он снял церемониальный балахон, присел на корточки у стены и закурил трубку. Надо было действовать. У меня был всего один шанс не только для того, чтобы узнать истину о догонах, но и просто, чтобы остаться в живых. Но я верил в неведомые силы того небесного терафима???, с которым и связывал надежды на этот шанс. Задержав от волнения дыхание, я вышел из темноты. Моя левая рука была прижата к сердцу, правая вытянута вперед. А на открытой ладони лежал необыкновенный кристалл, попавший ко мне в одной из экспедиций. На его плоскостях была нанесена межгалактическая карта обитаемых звездных миров и изображены их фантастические обитатели. Уже взошла луна, и в ее лучах хрустальные грани играли мерцающим светом, будто идущим изнутри и освещающим мою ладонь…
Кем бы ни был этот человек, он резко подпрыгнул, сжимая в руке тяжелый посох, но остался стоять на месте, не сводя округленных глаз со сверкающего кристалла. — Соу, — произнес я обычное догонское приветствие, затем медленно двинулся к нему и вдруг заговорил по-русски. Это были простые слова, но они произвели на него впечатление таинственной неизвестности. Не сводя глаз с кристалла, Он также медленно и бочком двинулся мне навстречу. Мы сошлись, и Он замер, положив свою ладонь на кристалл и закрыв глаза. — Соу, — произнес он.
И я отпустил дыхание, понимая, что мои шансы немного возросли… Я начал говорить, говорить по-английски, нисколько не сомневаясь, что Он понимает меня. Говорить долго и непрерывно, опасаясь, что он перебьет меня раньше времени.
Говорить так, как говорят последние слова перед казнью. Я сказал, что знаю о том, кто он и его сородичи. Знаю, откуда они явились на Землю. Знаю и многое другое, о чем не знает он. Что они — далеко не единственные пришельцы на эту планету из других миров, застрявшие на ней по той или иной причине. Что и я — один из них, а потому он не должен видеть во мне врага. Что я — посланник и прошу его рассказать мне историю всего, что случилось с ними, так как сходные проблемы сближают нас и дают общую надежду…
Он отвечал, что знает этот Межгалактический навигационный кристалл. Что у него есть такой же. Но почему он должен верить мне? Ведь кристалл мог попасть в чужие руки?
Я отвечал, что он может устроить любое испытание моему телу, чтобы убедиться в том, что я нисколько не боюсь потерять свою оболочку. Что так же, как и у него, мое тело — лишь местный биоробот, находящийся в полном подчинении у моей астральной сущности…
Он долго думал, а я, находясь в состоянии высочайшего внутреннего напряжения, был абсолютно уверен в том, что говорил!
Помолчав, Он торжественно сказал, что готов поделиться со мной проблемами своего народа. Что разговор состоится в храмовом святилище, а по дороге туда я должен буду пройти испытание, о котором просил сам.
Но это произойдет завтра, в час Сумеречной Зоны, а до того времени я должен буду прятаться в его хижине.
Итак, меня ожидал момент истины.

Испытание

На исходе заката Он пришел за мной. Мы направились к священному озеру, находящемуся неподалеку от деревни, и остановились подле жертвенного алтаря. Когда солнце уступило место часу Сумеречной зоны, когда в деревне загудели барабаны, а холодный глаз Сириуса вновь уставился на нас, Он указал мне на дорожку от света звезды, соединяющую по воде оба берега и спросил, вижу ли я второй алтарь на противоположном берегу. Диаметр озера был не более ста метров, и противоположный алтарь был хорошо виден. Он сказал, что будет ждать меня у того алтаря, а мне предстоит переплыть священное озеро, строго придерживаясь «живительного луча» Сириуса. Если я отклонюсь от него, то попаду в зону, где властвует дух Йуругу и тот заберет у меня тело. Так Он намеревался узнать, насколько я дорожу своим «скафандром»? Но это были еще цветочки. Озеро кишело вечно голодными крокодилами, и Он хотел убедиться еще и в том, что мой астральный дух способен повелевать любой биомассой! Удержаться в световой дорожке — это зависело от моего внутреннего чутья. Но не стать ужином для крокодилов, тут мои шансы оценивались 50 на 50. Я плыл, глядя отнюдь не на воду, а на Сириус, оставив в голове единственную внушаемую самому себе мысль: «Я — крокодил!» Он встретил меня на противоположном берегу, приложив левую руку к сердцу и протянув правую мне. На ее ладони синим светом Сириуса сверкал его Межгалактический кристалл… Я положил на него свою ладонь и сказал: «Соу!» «Соу!» — ответил Он.




Невероятная истина

При дневном свете никто и никогда не сможет отыскать вход в пещерное святилище, потому что открывается он только в час Сумеречной Зоны. Но и тогда пройти к нему можно, лишь ступая по собственной тени. Мы шли спиной к холодной звезде, указывающей нашей тенью дорогу к пещере, и знали, что слева и справа наши тела поджидают смертельные объятия зловещего духа Йуругу…
В первой пещере храмового комплекса хранились в нишах знакомые уже маски Канага. Но представьте мое удивление! Таких масок было не 14, как в деревенском святилище догонов, а 29! Это означало, что здесь церемония Сиги проводится уже не 700, как у догонов, а 1450 лет!!! И тогда Он стал рассказывать…
Начало этой космической трагедии я уже знал, но обо всем по порядку. Итак, вокруг третьей звезды системы Сириуса вращались две планеты. На Ара-того обитали люди-змеи Номмо, а Йу-толо была населена разумными птицами Балако. Их цивилизации достигли высочайшей ступени, и они заранее знали, что соседняя звезда системы — Сириус В взорвется в ближайшие десятилетия. Этот взрыв грозил гибелью обеим цивилизациям, поэтому нужно было искать другие планеты, пригодные для жизни их физических тел.
Были посланы межзвездные экспедиции. Разумеется, перемещались лишь астральные тела, но они имели с собой генетические коды-матрицы, позволяющие задавать подходящим планетам программу создания «опытной партии» биологических тел конкретного вида.
Вот и на нашу Землю прибыл космический десант от двух соседних цивилизаций, чтобы провести исследования по возможной адаптации своих тел к земным условиям. Для этих целей было выбрано пустынное плато Бандиагара, произошло это в V веке нашей эры.
Получив генетическую программу, Мать-Земля довольно скоро создала запрограммированное количество новых биологических видов, и в этих краях появились новоселы: земноводные Номмо стали осваивать местные озера, а люди-птицы Балако — строить жилища-гнезда на неприступных уступах плато.
Однако годы эксперимента убеждали гостей в том, что наша Земля не совсем подходит для привычных им биологических тел, о чем они и сообщили на далекую родину, ожидая общего решения о том, на какие же планеты им нужно перебираться.
Но произошла космическая трагедия. Когда орбиты трех звезд системы Сириуса сблизились максимально, необитаемый Сириус В взорвался, превратившись в Белого Карлика. Взрыв испепелил биологическую жизнь в этой звездной системе, уничтожив как цивилизацию Номмо, так и цивилизацию Балако. И у звездных разведчиков в один миг не стало родного дома. Именно в память о погибшей родине с тех пор каждые 50 лет отмечается священный праздник Сиги — День поминовения мертвых.
Так не по своей воле пришельцы застряли на Земле. Теперь им нужно было изменить свои биологические скафандры, чтобы просуществовать на нашей планете до тех пор, пока сюда не придет сигнал с одной из планет, где удалось прижиться другим десантам их цивилизаций. И такая возможность не скоро, но представилась. В район плато прикочевало племя теллемов. Птицам Балако не составило большого труда с помощью Йуругу занять их биологические тела, став таким образом псевдолюдьми. Лишь некоторая часть теллемов была оставлена в живых в качестве рабов-земледельцев. Свои прежние физические тела — сей драгоценный генофонд своих цивилизаций — Балако и Номмо спрятали в тайное пещерное святилище.
Шли годы, но у новоявленных людей неважно шли дела с воспроизводством. Им, птицам по сути, трудно было освоиться с принятыми у Homo sapiens способами совокупления. И тогда они стали практиковать смешанные браки с оставшимися в живых теллемами. Дети, родившиеся от близости разумных птиц с Сириуса и обычных земных людей, и стали называться догонами!
Теллемы постепенно вымерли, а догоны, справедливо считая себя потомками пришельцев, стали жить под стенами плато Бандиагара. Было это 7 веков назад, и лишь некоторые из них (жрецы-олубару) знают теперь о существовании тайной деревни их истинных отцов, стерегущих генофонд настоящих биологических тел детей Сириуса и веками ждущих зова далекой родины.
Кстати, будущих олубару люди-птицы отбирают из догонов еще детьми и обучают их у себя языку сиги-со, родовым обрядам, праздникам и тем необычным знаниям астрономии, которые нас так удивляют.
Достигнув 70 лет, каждый жрец должен прийти в тайное поселение, где его принесут в жертву духу Йуругу. Именно его, одного из духов Смерти Вселенной, что рождаются в звездах, называемых Белыми Карликами, и вызывает в час Сумеречной Зоны рокот ритуальных барабанов. От этого боя все участники церемонии впадают в глубокий транс, выражая тем самым готовность умереть в любой момент. Могущественному Йуругу вместо очередного человека предлагается жертвенный крокодил, приволакиваемый железными крюками гобо и забиваемый на алтаре дубинами домолло.
Услышав эти слова, я понял наконец, чьи холодные объятия ощутил в тот первый сумрак в догонской деревне, и возблагодарил того жертвенного крокодила, которого он предпочел упрямому авантюристу.
Закончив рассказ, Он провел меня в другой зал пещерного святилища. Таинственная синева сумерек заливала его стены и поверхность большого идеально круглого озера, располагающегося в центре. Незнакомая картина совсем близкого, но чужого звездного неба сияла над нашими головами.
В нишах стен подземного рекома лежало несколько десятков гладких зеленых шаров размером с футбольный мяч. Это были спящие яйца людей-птиц Балако, ждущие своего часа. А где же яйца тел земноводных Номмо? Они, оказывается, хранятся на дне этого пещерного озера…
И тут я заметил, что вода медленно движется по кругу. Неужели в озере есть кто-то живой?
Нет, живого Номмо в его истинном обличье не существует. Но то, что я услышал далее, было не менее удивительным.
Ожидая зова, Балако нуждались в связи со Вселенной. И тогда они построили пещерный гидрооптический телескоп! Отрыв круглый, диаметром до 30 метров, котлован конической формы, они направили в него рукав воды из уже виденного мною водопада, да так, что вода в этом искусственном озере стала плавно кружить, образуя своей поверхностью форму параболоида. Роль экрана над этим увеличительным зеркалом выполнял отшлифованный базальт потолка. А своеобразным объективом служило круглое отверстие, прорубленное так, чтобы смотреть на тот участок неба, где каждые 50 лет встречаются вместе все три звезды системы Сириуса. Вот, оказывается, какое звездное небо так сияло в пещере над нашими головами!
Он указал мне на совсем близкие звезды своего далекого дома и сказал, что вести от соплеменников обязательно должны прийти оттуда! Они верят и ждут этого. Ждут сотнями поколений и будут ждать еще столько же, потому что нет ничего более главного и святого в жизни, как иметь свою родину!
А я стоял и думал… Ведь действительно, у каждого из нас по большому счету всего два дома. Нет, это не квартира и не семья. Они — лишь важные «пожитки», что прожиты-нажиты в главных обителях.
Первый истинный дом каждого — это его тело. И, хоть неизбежная смерть личного физического биоробота и не является смертью для тела духовного, нужно беречь его от объятий Йуругу, заботиться о своем родном малом доме. Ведь только вместе с ним мы можем изучать нашу загадочную планету. И пусть судьба детей Бледного Лиса еще раз напомнит нам о том, как важно человечеству и каждому из нас беречь свой главный дом — свою большую родину!

 
  Rambler's Top100Rambler's Top100 Яндекс цитирования Gougle.Ru Рейтинг
Продажа и аренда зорбов купить зорб   дизайн,   антиквариат,